Trespass Trio

Trespass Trio — это те музыканты, которым есть, что сказать, и которые знают, как это сказать так, чтобы послание дошло. И говорят они так, что у слушателя мурашки по коже.

КУПИТЬ

Москва, Культурный центр ДОМ
12 ноября, вторник в 20:00
Билет: 1000

«Real music. True music.» / Stef /

 

12 ноября 2013 на сцене культурного центра ДОМ выступит Треспасс Трио (Trespass Trio) в составе: Мартин Кюхен (Martin Küchen) – саксофон (Швеция), Пер Занусси (Per Zanussi) – контрабас (Швеция), Реймонд Стрид (Raymond Strid) – перкуссия (Норвегия)

Trespass Trio — это те музыканты, которым есть, что сказать, и которые знают, как это сказать так, чтобы послание дошло. И говорят они так, что у слушателя мурашки по коже.

Итак. Скандинавы, записываются на португальском лейбле Clean Feed, имеют за плечами три записи, первая из которых датирована 2009-м годом. К моменту создания трио у каждого из участников была репутация значимой фигуры на международной импровизационной сцене. Пер Занусси играл вместе Хоконом Корнстадом и Ветле Холте в новаторском проекте Wibutee, Раймонд Стрид более десятка лет провел  плечом к плечу с такими титанами, как Матс Густафссон и Стен Сандел, а Мартин Кюхен, помимо участия в многочисленных джазовых формациях разной степени экспериментальности (Angles, Exploding Customer, LOOPer, Agape), пишет музыку для театральных постановок, поэтических перформансов и кино.

Музыка Треспасс Трио – это сфокусированность, интенсивность и объём. Мартин, Пер и Рэймонд импровизируют настолько дисциплинированно, насколько возможно себе представить. Каждый их альбом – это история, которую они рассказывают, не используя слов. Большей частью истории невесёлые. Дебютный альбом, к примеру, назывался  «…был там, чтобы осветить ночной небосклон…»  В  названии — не цитата поэта-романтика о серпе луны, а высказывание генерала американских войск о применении белого фосфора, самого жестокого оружия, изобретённого человечеством.

Избегая прямолинейных манифестаций, музыка Треспасс Трио напоминает о том, что скрывается за эфемерным спокойствием нашей повседневной жизни, и подспудно задаёт вопрос, всё тот же самый вопрос: «Сколько ушей должно быть у человека, чтобы он наконец услышал людской плач?»

«Ответ, мой друг, завис в воздухе.»